`
+7-495-142-45-01, +7-977-910-01-45 m5010145@yandex.ru
Жизнь поселка Безопасность Благоустройство Спорт Мы помним Персона Мнение Рецепты В Люберецком районе Новости Подмосковья
Малаховский вестник / Цели образовательной политики Малаховка




Цели образовательной политики

Дата публикации: Четверг, 14 Марта 2019
Рубрика: Мнение

Уже несколько месяцев не утихают страсти вокруг школы-интерната для слабовидящих детей в Малаховке. Родители учащихся бьют во все колокола – обращаются в общественные организации, к депутатам Госдумы, к областным депутатам, делают запросы в прокуратуру, пишут обращения в Правительство Московской области… Позиция родителей предельно ясна: они не хотят реорганизации интерната и лишения его статуса коррекционной школы IV вида. Инициаторы возможного слияния малаховского интерната с коррекционной школой VIII вида для детей с интеллектуальными нарушениями, Управление образованием Люберец убеждают общественность, что ничего страшного не произойдёт и бояться совершенно нечего – изменения коснутся лишь юридических и организационных сторон, управлять коррекционными учреждениями будет единая дирекция, учебный процесс не пострадает. Получается, родители зря обеспокоены?

С момента прошлой публикации в интернате произошло много событий, к которым родители относятся с возмущением. В конце января был уволен директор Анатолий Петрович Швец, 17 лет возглавлявший это учреждение. Сотрудниками Управления образованием была проведена выездная проверка условий содержания детей. Комиссия прибыла в школу в вечернее время, когда учащиеся уже готовились ко сну. В день, когда родителями была приглашена съёмочная группа телеканала ОТР для записи репортажа о школе, по распоряжению Управления образованием г.о. Люберцы детей не выпускали из здания, препятствуя свободному выражению их позиции. Родителям, которые настаивали, чтобы их детей выпустили из школы, пришлось писать письменные заявления. Но в этот день после интервью школьники не смогли вернуться к учебным занятиям, в здание их уже не впустили. Нетрудно понять, что все эти действия только усугубляют нервозную обстановку в школе, отражаются на психологическом состоянии воспитанников.

31 января состоялось расширенное заседание комиссии по образованию, культуре и возрождению историко-культурного наследия Общественной палаты городского округа Люберцы, на котором обсудили обращение родителей учащихся школы-интерната для слабовидящих детей. В заседании приняли участие члены Общественной палаты, депутаты, первый заместитель главы г.о.Люберцы Ирина Назарьева, и.о. начальника Управления образованием Светлана Яковенко, общественные деятели, представители региональных и федеральных СМИ. Вёл заседание председатель Общественной палаты Петр Ульянов. Впервые родителям позволили высказать свою позицию публично. Её озвучила представитель инициативной группы Ирина Игнатова: «Все родители заинтересованы в том, чтобы их дети получили достойное образование. Наши дети имеют медицинские показания для обучения в коррекционной школе для слабовидящих. Дети проходили психолого-медико-педагогическую комиссию, по решению которой были направлены в малаховскую школу-интернат. Здесь созданы все необходимые условия для получения полноценного образования, есть замечательные специалисты, специальная программа, оборудование. Зачем нам нужна реорганизация?»

Отвечая на вопрос родителей, и.о. начальника Управления образованием Светлана Яковенко подчеркнула, что реорганизация пока только планируется и вопрос о слиянии трёх интернатов окончательно не решён. Также она добавила, что все дети будут обучаться там же, где обучались до сих пор. «Дети с умственной отсталостью обучаются в деревне Марусино и продолжат там обучаться, какая бы реорганизация ни происходила. Школа-интернат «Наш дом» в п.Томилино, где до 29 декабря 2018 года находились дети-сироты, сегодня практически прекратила свою деятельность в части содержания детей, т.к. все дети переданы в замещающие семьи. Учреждение IV вида реализовывает программу по обучению слабовидящих детей, будет реализовывать эту программу по фактическому адресу – в посёлке Малаховка. Спальни, которые имеются в учреждении, сохранятся. Педагоги, которые умеют правильно работать с детьми и направлять коррекционную работу, будут также сохранены. Их состав будет усилен. Сегодня более восьми ставок являются вакантными. Мы заинтересованы, чтобы эти вакансии были наполнены квалифицированными специалистами». Подытоживая своё выступление, Яковенко отметила, что «целью объединения является создание сильной управленческой команды, способной организовать правильную коррекционную работу с детьми».

Из выступления и.о. начальника Управления образованием можно было понять, что главной претензией к нынешней управленческой команде интерната для слабовидящих детей является 8 вакантных ставок. У родителей возник закономерный вопрос: почему проблему вакансий нельзя решить без реорганизации образовательных учреждений? «Почему вы саботируете нормальную работу школы? Почему уволен директор с формулировкой «без объяснения причин»? Школа нормально функционирует даже с этими незаполненными вакансиями. А Управление своим вмешательством мешает нормальному учебному процессу, заставляет детей нервничать. Для кого работает школа? Для учеников или для администрации?» - возмутился папа воспитанника малаховского интерната. Светлана Яковенко пояснила, что увольнение директора состоялось по статье 278, п.2, по решению работодателя. Она отметила, что проблемы данного учреждения не решались прежним руководителем. Этот пассаж вызвал шквал эмоций. «Какие проблемы у нашей школы, если все родители против реорганизации и за то, чтобы всё оставалось как есть? Нас всё устраивало, пока вы не вмешались!» - заявили родители.

Первый заместитель главы администрации г.о.Люберцы Ирина Назарьева попыталась сформулировать основные проблемы интерната. Кроме вакантных ставок специалистов, она назвала отсутствие работы со специальным оборудованием по коррекции зрения. В этот момент из зала донеслись громкие возгласы: «Это ложь!» Впрочем, подобные выкрики раздавались на протяжении всего заседания неоднократно. Ни одна претензия администрации не встретила у родителей согласия. Ирина Геннадиевна подчеркнула, что целью реорганизации является улучшение уровня образования учащихся данного учебного заведения. «Вы никак не хотите понять, что ваши дети должны получать полноценное образование! Государство затрачивает на это деньги! А школа, по результатам сдачи ЕГЭ, на последнем месте в округе», - подытожила Назарьева. «Откуда у вас такая статистика? Наши дети поступают в вузы!» - возмущались родители.

Слово предоставили многодетному отцу Александру Михайлову. Его выступление было жёстким, но оно встретило безоговорочную поддержку в зале: «Учебный процесс нарушен грубым вмешательством Управления образованием округа. Дети не понимают, что происходит. Это напоминает рейдерский захват объекта. Детей опрашивают без законных представителей чуть ли не среди ночи. Насильственно удерживают их в здании школы с целью не дать им высказать собственное мнение, не позволить дать интервью федеральному телеканалу. Родители инициировали общественное обсуждение данной проблемы. Администрация округа, по сути, препятствует этому обсуждению, пытаясь «замять» ситуацию. У нас в стране по Конституции власть принадлежит народу. Мы представители власти, потому что мы – народ. И мы даём поручение разобраться в этой ситуации. Ответы, которые сегодня мы услышали, нас не удовлетворяют, потому что это неправда».

На вопрос родителей о том, какой аттестат получат дети, обучающиеся по программе для слабовидящих, Светлана Яковенко однозначно ответила: «Аттестат общего образца». Остальные ответы сводились к тому, что во всех проблемах виновно руководство школы.

Пояснение дала и.о. директора школы Татьяна Николаевна Осипова. Она рассказала о том, что руководство округа вынудило администрацию школы уволить всех поваров и передать питание детей новой компании, которая выиграла тендер. Теперь дети недополучают питание, порции уменьшены, продуктов привозят мало, есть это невозможно. Она добавила, что все аппараты по коррекции зрения работают, с детьми занимаются опытные специалисты.

Своё веское слово сказал научный сотрудник Института коррекционной педагогики Алексей Алексеевич Любимов: «Дети с нарушениями зрения получают общее образование в отдельных учебных заведениях, без слияния с другими категориями с какими-либо другими нарушениями здоровья. Согласно приказу Минобразования №1599, дети, у которых первичным нарушением является нарушение зрения, учатся по программе IV вида, а дети, у которых основным является нарушение в развитии, обучаются по совсем другим программам – в школах VIII вида. На территории Российской Федерации были попытки слияния разных организаций под одним юридическим лицом, где обучаются дети с нарушениями слуха, зрения и другими нарушениями. Во-первых, это противоречит всей истории дефектологии. Во-вторых, ни одна такая реорганизация не привела к качественному улучшению образования. Если администрация округа хочет улучшить уровень образования детей – улучшайте и заполняйте ставки. Для этого не нужно сливать разные школы с различной спецификой обучения. По 273 ФЗ, можно организовать межсетевое взаимодействие, сделав малаховскую школу ресурсным центром для семей и педагогов, которые занимаются обучением и воспитанием детей с нарушениями зрения вне специальных школ, например, инклюзивно. Это будет дешевле и продуктивнее. Если будет принято решение о слиянии, то ухудшится качество образования и его результат».

Председатель Общественной палаты округа Пётр Ульянов попросил Алексея

Любимова дать свою экспертную оценку возможных последствий слияния в письменном виде, для того чтобы комиссия учла его мнение.

Своим видением ситуации поделился бывший директор школы-интерната Анатолий Петрович Швец: «Наверное, не только мне интересно, почему меня уволили без объяснения причин 28 января? Говорят, потому, что не работает оборудование. У нас всё оборудование работает. У нас уникальные аппараты, которые установлены в кабинете охраны зрения. Мы даже проводили открытый семинар, на котором присутствовала Светлана Васильевна (Яковенко). Недавно мы закупили ещё 4 увеличителя, с помощью которых ребёнок, не нарушая осанки, может работать с текстом. Теперь о вакансиях. Ко мне приезжали несколько кандидатов на должность заместителя, я ознакомил их с обязанностями подробно. Они отказались. Сказали, что это слишком сложно. А ставки тьютеров не заполнены потому, что их очень тяжело найти – специальность ещё не освоена в полной мере. А все коррекционные педагоги есть в наличии, они повышали квалификацию».

Начальник отдела развития муниципальной системы образования Инна Андрейченко спросила бывшего директора: «Почему в школе нет специализированных учебников для слабовидящих детей с 5 по 12 класс?» На этот вопрос ответил Алексей Любимов: «Это не проблема конкретной школы. Учебников для слабовидящих детей по предметам просто не существует. Реорганизация эту проблему не решит. Их нет в природе! Если использовать аргумент обеспеченности детей специальными учебниками, линейками и прочим материально-техническим оборудованием, то всё инклюзивное образование надо будет закрыть в 24 часа. Там вообще ничего нет». Вряд ли положение дел с учебниками не известно специалистам Управления образованием. Иначе встаёт вопрос о компетентности самих этих специалистов. Тем не менее, они использовали этот аргумент в качестве одной из главных претензий к руководству школы. Анатолий Петрович Швец отметил, что в школе есть увеличивающий принтер, на котором педагоги распечатывают необходимые страницы учебников для работы в классе.

Родительница Татьяна Морозова напомнила о славной истории интерната: «Наша школа была основана в 1919 году. Она пережила войну, и находились деньги на развитие этой школы. И она выжила. И выживала в разных условиях на протяжении 100 лет! А вот беспредел чиновников мы пережить не можем. Мы хотим до вас достучаться. Услышьте нас! Мы хотим сохранить нашу школу в том виде, как она есть, как существовала эти 100 лет! В качестве самостоятельного учебного заведения!»

Своё мнение высказала мама ребёнка-аутиста. Она отметила, что ей настоятельно рекомендовали отправить сына в ресурсный класс в малаховской школе-интернате. «Не нужно отправлять наших детей туда, где им не место. Мой ребёнок гиперактивный, он может пробежать и задеть ребёнка со слабым зрением. Объединение всем только навредит!»

Руководитель Союза дефектологов, президент Ассоциации специалистов по работе с детьми с ОВЗ Московской области Георгий Валерьевич Крюков внёс некоторую ясность: «Объединение различных образовательных учреждений для детей с разными особенностями развития возможно. Но так делается там, где никаких условий для обучения детей с ограниченными возможностями здоровья вообще не было, то есть, когда образуется новая организация. Если уже есть организации, которые работают по своим видам, то должны быть очень веские основания для их объединения, которых мы сегодня вообще не услышали. Данная школа – для детей с нарушениями зрения. Сегодня в России таких школ осталось всего 16, две из них – в Московской области. Если соединить виды, мы можем вообще потерять эту узкую специализацию. По закону об образовании, коррекционные школы должны быть регионального подчинения, а не муниципального. Правильнее было бы ставить вопрос не о реорганизации, а о передаче этого образовательного учреждения в подчинение Московской области. Ведь в этой школе учатся дети не только из городского округа Люберцы».

Подводя итог заседания, председатель Общественной палаты Пётр Ульянов озвучил решение, которое было внесено в протокол: «Создать рабочую группу для мониторинга ситуации в данных учебных заведениях по обеспечению качественным горячим питанием, обучением с учётом индивидуальных особенностей учеников, техническим оснащением, пригодным помещением, в состав которой будут включены представители Общественной палаты Московской области и городского округа Люберцы, Люберецкой городской прокуратуры, представители Роспотребнадзора, а также законные представители обучающихся. Рассмотрение возможной реорганизации состоится на заседании Комиссии по оценке последствий принятия решений о реорганизации или ликвидации муниципальной образовательной организации г.о.Люберцы, обязательно с привлечением родительской общественности и экспертов, которое состоится в конце учебного года, в июне 2019 года».

Итак, решение вопроса о реорганизации переносится на июнь. Для обсуждения обещают привлечь родителей и экспертов, хотя родители и так уже предельно ясно выразили свою позицию – «против слияния и изменения статуса». Вряд ли за эти месяцы у администрации г.о.Люберцы появятся новые аргументы, кроме экономических соображений, чтобы убедить общественность в необходимости такого слияния.

А вот у специалистов и экспертов есть очень весомые аргументы «против». Комментируя ситуацию с возможным слиянием интернатов в городском округе Люберцы, член Совета по правам человека при Президенте РФ, председатель постоянной комиссии по социальным правам Ирина Киркора отметила, что даже с экономической точки зрения серьёзной выгоды от этой реорганизации не получится: «Если школы расположены в десятках километрах друг от друга, то возникают транспортные расходы, расходы на водителя, чтобы директор мог постоянно перемещаться от одного учреждения к другому, и т.д. А если говорить об эффективности управления, то как один директор может справиться с тем объёмом работы, с которым, по мнению руководства округа, плохо справлялись три директора? Я думаю, что все юридические процедуры: переоформление и переходы счетов и всего остального… экономия окажется минимальной».

Другой эксперт, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по образованию, вице-президент Паралимпийского комитета России Олег Смолин, ссылаясь на печальную статистику, говорит о том, что количество детей с нарушениями зрения с 2000 года увеличилось вдвое. «Я хочу напомнить, что, благодаря дурно понимаемой инклюзии, по данным Министерства образования и науки, у нас в 2012-2016 годах было закрыто порядка 300 коррекционных учреждений. И когда Ольга Юрьевна Васильева пришла к власти в Министерство образования и науки, одно из первых заявлений было такое: «Пора остановить ликвидацию коррекционных школ». Смысл инклюзии идеологически сводится к тому, что дети с нарушениями здоровья должны привыкать жить среди здоровых, им потом легче будет перейти в инклюзивную жизнь. Соответственно, здоровые дети должны привыкать к тому, что рядом с ними могут быть ребята другие, с нарушениями здоровья. Оттого, что мы соединяем разные категории ребят с нарушениями здоровья, никакая инклюзия не возникает. Я бы даже сказал, что возникает, наоборот, такая специфическая резервация». Олег Смолин давно занимается проблемами коррекционных школ и знает множество примеров, когда ученики с ослабленным зрением числятся в общеобразовательных школах в числе отстающих, а попадая в специализированные учебные учреждения, где созданы условия для их обучения, выправляются и начинают хорошо учиться. Эти особые условия в процессе реорганизации можно легко потерять. «Мы за то, чтобы право выбирать было за родителями, но при этом мы категорически против принудительной ликвидации коррекционных школ». Он добавляет, что в большинстве регионов Российской Федерации такие школы переведены из ведения местного самоуправления в ведение субъекта Российской Федерации, потому что в них, как правило, учатся дети, представляющие несколько муниципальных районов.

Мнения экспертов совпадают: пользы от объединения образовательных учреждений с разными программами не будет никакой, а вот вред может быть весьма серьёзным. И все аргументы о том, что такое объединение носит лишь формальный характер и не затронет образовательный процесс, выглядят не такими уж безобидными, потому что в них кроется та самая подмена смысла и попытка скрыть реальные причины и последствия возможной реорганизации – недостаток финансирования. И если сегодня финансирования не хватает на коррекционные школы, то где гарантия, что завтра оно не сократится в школах общеобразовательных или в дошкольных учреждениях? А когда общественность пытаются убедить, что сокращение двух директорских ставок решит проблему финансов, то хочется спросить: кого нужно будет съесть, чтобы накормить голодных учеников ещё через год?

Вопросов по-прежнему больше, чем ответов. Все реальные участники образовательного процесса в школе-интернате для слабовидящих – дети, их родители, педагоги и воспитатели – против реорганизации. Но будет ли их мнение учтено, покажет только практика, потому что обещаниям у нас уже давно не верят.

Как справедливо отметил депутат Госдумы Олег Смолин, «экономия средств не является целью образования и образовательной политики государства». Но, может быть, перед нашим муниципальным Управлением образованием сегодня поставлены именно такие цели?

Татьяна Антонова