`
+7-495-142-45-01, +7-977-910-01-45 m5010145@yandex.ru
Жизнь поселка Безопасность Благоустройство Спорт Мы помним Персона Мнение Рецепты В Люберецком районе Новости Подмосковья
Малаховский вестник / Два года тюрьмы за стоп-кран Малаховка




Два года тюрьмы за стоп-кран

Дата публикации: Понедельник, 17 Июля 2017
Рубрика: Мнение

13 мая 1941 года в центральной газете «Известия» появилась заметка, непосредственно относящаяся к Малаховке.

«Самовольная остановка поезда.

Пассажиры, приехавшие в Малаховку, уже вышли из вагонов. Электропоезд тронулся, отошёл от платформы метров на 30-40, как вдруг тормозные колодки резко прижались к колёсам. Экстренное торможение! Из вагонов выскочили взволнованные проводники. Оказывается, пассажир А.С.Делягин, пожарный раменской фабрики «Красное знамя», не успел выйти и повернул ручку стоп-крана. Он ехал с приятелем со станции Ильинская в гости к знакомому, проживавшему в Малаховке. Перед отъездом выпил. В вагоне стал покупать мороженое. Пока поезд стоял в Малаховке, Делягин рассчитывался с продавщицей. Делягина задержали, составили акт, и вчера он предстал перед линейным судом Ленинской железной дороги (председатель — т.Шевченко, народные заседатели — тт.Калинов и Серебряков).

— Вы ведь имели возможность выйти, знали, что нельзя останавливать поезд, — обращаясь к Делягину, говорит т.Шевченко.

— Нужно было, вот и остановил,— заявляет подсудимый.

Свидетели — бригадир проводников т.Хромулева и пассажир т.Поляков сообщают суду, что Делягин имел полную возможность выйти, так как электропоезд стоял в Малаховке полторы минуты. Пассажиры, находившиеся вместе с Делягиным на площадке вагона, подтвердили Хромулевой, что Делягин и его приятель были в нетрезвом состоянии и во время стоянки поезда действительно покупали мороженое. Делягин не отрицает, что о запрещении самовольно пользоваться стоп-краном без надобности он знал. Думал, что отделается штрафом. Заслушав речи прокурора т.Крючкова и защитника т.Кочериной, а также последнее слово подсудимого, суд вынес приговор. Делягин осуждён к двум годам тюремного заключения и тут же взят под стражу».

Заметка эта интересна ещё и тем, что в ней содержится много информации, касающейся нюансов повседневной жизни того времени. Например, электричка стояла в Малаховке полторы минуты. В вагонах были проводники. Двери из вагона открывались вручную, и именно поэтому «взволнованные проводники» смогли выскочить из вагона после внезапной остановки поезда. Так же, как и сейчас, в поездах шла торговля. Именно это обстоятельство и сыграло роковую роль в жизни героя заметки.

На суде, объясняя свой поступок, Делягин говорил, что надеялся отделаться штрафом. (Хотя и в этом случае мороженое дороговатым оказывалось.) И если бы подобное происшествие случилось в апреле 1941 года, то, скорее всего, именно так бы всё и разрешилось. Но Делягину не повезло. В начале мая наказания за подобные нарушения резко ужесточились, но информация об этом появилась с опозданием. По поводу изменения наказаний в том же номере сообщают следующее:

«Народный комиссариат юстиции СССР предложил народным судам рассматривать в пятидневный срок дела о самовольном проезде в товарных поездах. Такой же срок установлен для рассмотрения дел о самовольной (без надобности) остановке поезда стоп-краном. Самовольный проезд в товарных вагонах карается по приговору суда тюремным заключением на один год. Самовольная, без надобности, остановка поезда стоп-краном карается тюремным заключением от одного до трёх лет, если это действие по своему характеру не влечёт за собой по закону более тяжкого наказания».

Ещё одно свидетельство времени. Изменение юридических норм всегда является реакцией на изменения, происходящие в жизни. В данном случае Наркомюст СССР прореагировал на то, что поездки на товарных поездах и «дёргания стоп-кранов» стали массовыми явлениями. И если последнее может быть истолковано как проявление бытового хулиганства, то рост «безбилетников» является ещё и экономическим показателем. Накануне войны государство стремилось «оптимизировать бюджет», и это проявлялось, в том числе, в замораживании зарплат при (относительно небольшом) росте цен. И, судя по заметке в газете «Известия», в этот период транспортные расходы стали достаточно обременительными для значительного количества советских граждан.

С.Иванников