`
+7-495-142-45-01, +7-977-910-01-45 m5010145@yandex.ru
Жизнь поселка Безопасность Благоустройство Спорт Мы помним Персона Мнение Рецепты В Люберецком районе Новости Подмосковья
Малаховский вестник / Комсомолец в душе Малаховка




Комсомолец в душе

Дата публикации: Суббота, 24 Ноября 2018
Рубрика: Жизнь поселка

Отношение к комсомолу может быть неоднозначным. Оно должно быть таким! Ведь многие недоработки или, напротив, излишества были заметны людям и вызывали раздражение. Проблема ведь не в том, чтобы объявить коммунистический союз молодёжи хорошим или плохим. А в том, прежде всего, что отношение к организации и к её идеологической платформе у всех своё – личное. Для многих восприятие комсомола неотделимо от собственной молодости, которая была для них временем открытых возможностей и юношеского задора.

Встреча в библиотеке на улице Сакко и Ванцетти, посвящённая 100-летию комсомольской организации, получилась по-настоящему интересной. Заявленный в титуле мероприятия «Дискуссионный клуб» именно таким и оказался. И это правильно. У нас и так много событий и дат, которые либо возводятся в ранг официальных праздников (со свойственным им пафосом), либо являются фигурой умолчания. Но люди, способные поделиться своим бесценным опытом, стремятся к общению и страдают от того, что высказать свою правду стало просто негде. Спасибо библиотеке над оврагом и лично Алле Ракше, организатору дискуссии, за возможность высказаться и даже поспорить.

Оказавшись в эпицентре дискуссии, посвящённой именно отношению к комсомолу, его влиянию на советскую действительность, я ещё больше утвердилась в собственной позиции по сему вопросу. И каждый выступающий убеждал меня, что дело не в организации, а в изначальном посыле, который стоял даже над идеологией. Идеология была проработана позднее, когда первое поколение комсомольцев уже вершило историю. И посыл этот предельно романтичен и революционен. Нравственную основу комсомольского движения можно свести к более или менее простой формуле: «Человек может изменить мир. Он должен это делать. Человек не должен жить ради себя одного. Он должен быть полезен своей стране и народу». Примерно так. И это, вы скажете, не ново. Наверное. Во все времена молодёжь отличала самая активная гражданская позиция. Самое деятельное участие в переменах, стройках, революциях принимала именно молодёжь. Кому же ещё, как не студенту или выпускнику старшей школы, принимать на себя ответственность за судьбу мира? Заслуга комсомола, в первую очередь, в том, что эту самую активную часть народа удалось организовать и увлечь. Не будем забывать, что пика своей деятельности комсомол достиг во времена коллективизма, подкреплённого чисто бытовой общностью интересов и взглядов – коммуналки и студенческие общежития, колхозы и объединения рабочих на заводах и фабриках… Человек, по сути, никогда не был один. Он был частью коллектива и всегда был на виду. Да и незачем было скрываться, если помыслы чисты. Больше было доверия друг к другу, двери и калитки не запирались, делились последним… Одно из самых оскорбительных обвинений для комсомольца – «Ты индивидуалист!». Это уже почти эгоист. И даже в понятии «личной жизни» скрывался опасный подтекст: «личная» - это же не общественная! Интересы коллектива, общества, страны стояли выше частных потребностей. И то, что в эпоху перестройки становилось объектом насмешек, в действительности взрастило не одно поколение героев, готовых умереть за свою страну! Воспетая многократно «Молодая гвардия» - яркий тому пример. Яркий, но далеко не единственный. Комсомольцы двигали страну вперёд, поднимали её из послевоенных руин в условиях, когда значительная часть «взрослого» населения полегла на полях сражений… на молодёжь возлагалась особая ответственность.

Будучи младшей сестрой коммунистической партии, комсомольская организация приняла на себя весь груз ответственности за судьбу молодой социалистической Родины и, в то же время, стала преемницей идеологического пафоса. Это не хорошо и не плохо – это естественный процесс. Другое дело, что, когда в партии началось расслоение, появились привилегии и сформировалась новая элита, подобные же процессы постигли и ВЛКСМ. В комсомольских рядах обозначились «аппаратчики», которые не были замечены на грандиозных стройках или на целине. Они формировали структуру управления разросшейся организации, получали свои «коврижки» и, порой, ломали судьбы рядовых комсомольцев. Как и всякое другое вырождение, внутри аппарата управления оно приводило ко всё большему отступлению от изначального посыла, всё больше возникало «перегибов», приписок и всё меньше становилось искренней веры в возможность менять мир и служить своей стране. Значит ли это, что среди рядовых комсомольцев такой веры тоже не стало? Конечно, нет. Более того, наверняка и среди комсомольских вожаков попадались честные люди. То есть, проблема-то не в должностях и привилегиях, а в искренности убеждений. Во все времена были «правильные» и «неправильные» комсомольцы. Те, которые верили в необходимость своей комсомольской работы, трудились, порой в тяжелейших условиях, на стройках, заводах, в колхозах, помогали тем, кто нуждался в поддержке, защищали, несмотря на молодость, свою страну. И те, кто использовал комсомольский билет для продвижения по службе, обслуживания в лучших поликлиниках и больницах, для устройство своих родственников… В общем, приспособленцы. А приспособленец ничего изменить не может по определению. Он пристраивается к кормушке, внедряется в систему и заботится лишь о собственных позициях в ней.

Лилия Константиновна Павлова, чей доклад задал тон дискуссии, признаётся, что в своей преподавательской деятельности сегодня сталкивается с цинизмом молодёжи и –одно без другого не бывает – с глобальным отрицанием идеалов прошлого. «Вы романтик», - кидают ей упрёк студенты. А она и не спорит. Романтик. Верит в свою страну, последовательно и постепенно отучает молодых от оскорбительного «в этой стране». Но ведь кто-то же их к этому приучил! Не те ли разочарованные в идеалах потомки комсомольских вождей, поверившие разве что в собственную безнаказанность? Как бы то ни было, они, эти сегодняшние студенты и школьники, продираются сквозь равнодушие и жестокость, неверие и тотальный эгоизм в поисках искренности и чести. В западной политологии для обозначения сорокалетних используют термин «поколение яппи». У нас на слуху словосочетание - «офисный планктон». Это про сегодняшних приспособленцев, измеряющих жизненные достижения материальным благополучием, статусом, комфортом, дорогими машинами, гаджетами и прочими побрякушками. Эгоцентризм, который наши бабушки и дедушки, прошедшие войну, никогда бы нам не простили, становится нормой. Укоренённость в системе, дающая ощущение относительной стабильности, которую они обозвали «успешностью», не позволяет трансформировать реальность, исправлять ошибки, созидать… Система заботится о собственной сохранности. Страшно, когда таким конформистским мышлением наделена молодёжь. Ведь только молодые способны реформировать действительность. Утомлённому делами и заботами поколению это уже не под силу. Молодой человек способен острее чувствовать чужую боль, пока ещё не притупилось восприятие; ему многое по плечу, он отважен, бодр, быстро учится, он ещё не осознаёт бытовых проблем, не связан серьёзными обязательствами. И только если с детства внедрять в сознание идею бессмысленности существования, невозможности ничего изменить, человек вырастает унылым обывателем, за которого всё и всегда решают другие. И это действительно страшно.

Где ты, современный романтик? Способный, если потребуется, умереть за свою страну?.. Не дай Бог, конечно. Но всё же хочется верить, что он где-то есть. Тот, кто верит в светлое и справедливое будущее, в свои силы и в правду. В то, что общественное выше личного. Безнадёжный романтик. Комсомолец в душе.

Татьяна Антонова