8-495-501-01-45 m5010145@yandex.ru
Жизнь поселка Безопасность Благоустройство Спорт Мы помним Персона Мнение Рецепты В Люберецком районе Новости Подмосковья
Малаховский вестник / Поди-ка плохо - лето продлить Малаховка

Новости района

В Химках прошел первый молодежный образовательный форум «PROрыв»Партия окажет главе государства поддержку и примет самое активное участие в его кампании, подчеркнул и.о. секретаря Генсовета Партии Андрей Турчак встретился с партийным активом подмосковной «Единой России»Депутат Мособлдумы Мазуров опроверг информацию о мальтийском гражданстве Состоялась XXII Отчетно-выборная Конференция Московского областного регионального отделения партии «Единая Россия»Известный политтехнолог провел лекцию для люберчан в рамках партпроекта «Гражданский университет»Прием граждан, приуроченный ко дню рождения Партии, состоялся в Люберцах В Люберцах прошла Конференция местного отделения партии «Единая Россия»Люберецкие молодогвардейцы провели отчетно-выборную конференциюВладимир Путин предложил меры, направленные на укрепление института семьиВ Люберцах прошла акция в рамках партпроекта «Единой России» «Безопасные дороги»В Люберецком театре кукол «Радуга» состоялась премьера спектакля в рамках партийного проекта «Единой России»VII конкурс региональных журналистов «Вместе в цифровое будущее»«Единая Россия» предложила упростить критерии для вхождения в реестр обманутых дольщиковДепутат Мособлдумы провёл приём в МалаховкеДепутаты Мособлдумы возьмут на контроль расселение 112 многоквартирных домовМолодежь из регионов пройдет стажировку у депутатов Госдумы от "Единой России"В Подмосковье состоится неделя приемов граждан, приуроченная ко дню рождения ПартииБрынцалов поручил разобраться в причинах отставания от графика капремонтаС Днём сотрудников органов внутренних дел!



Поди-ка плохо - лето продлить

Дата публикации: Пятница, 17 Ноября 2017
Рубрика: Мнение

Все последние годы на свой день рождения осенью я линяю из Малаховки на неделю-другую в тёплые края – продлить на минутку лето. И после, понятно, спешу поделиться впечатлениями, пока не остыл жар в душе. Особенно нынче – покуда у нас ещё есть наши читатели, а мы есть у них...

На сей раз я в Иордании, конкретно в Акабе. Двадцать лет назад я уже упоминал этот портовый городок на границе с Эйлатом («Хождение к трём морям»). Ныне это город со стотысячным населением (даже аэропорт есть). Именно тут в центре города на берегу Красного моря установлен 126-метровый флагшток с полотнищем знамени революции 30 на 60 метров, что вошёл в Книгу рекордов Гиннеса. Полосы на нём – те же, что и на государственном флаге, но в иной очередности: под чёрной полосой – зелёная, ниже – белая (на королевском флаге – средняя и нижняя полосы меняются местами).

ГОРОД-ЗАГАДКА

Экскурсоводы повторяют в один голос, что Иордания – бедная страна (тут нет ни нефти, ни газа, в отличие соседей – Ирака и Саудовской Аравии). Наверное, так. Но мне-то нужно в этой бедной стране сыскать свой туристский золотник: то, чего нет у соседей, ни вообще больше нигде в мире. И в Иордании есть такой, не что золотник – настоящий самородок, ради которого стекаются сюда толпы туристов со всего света. Город, вырубленный в горах, всем известная Петра, столица 500-летнего набатейского царства (с III века до н.э. по II век н.э.)

Идём по долине Вади Муса (река Моисея, где-то здесь он, водя по пустыни изнывающий от жажды народ, высек воду из камня) – ныне ни воды, ни реки, пустыня. Входим в ущелье Баб аль-Зик. О, тут есть на чём задержаться взгляду: терракоту и охру песчаных скал прорезают то красные жилы железных окислов, то изумрудные змейки меди. Все эти узоры, облизанные и отполированные песчаными вихрями, причудливо вяжутся в узлы над твоей головой, которой ты то и дело вертишь во все стороны и вверх, а экскурсовод Сами торопит: фоткать будете на обратном пути, а пока лучше не отставать и послушать, что он расскажет. И он рассказывает о языческих богах набатеев, чьими идолами пестрят стены каньона, и о караванном пути, который они контролировали, то есть обеспечивали охрану караванам, заодно взимали с них дань. Исчезнув напрочь с исторического горизонта, набатеи оставили по себе глухие отзвуки в Библии и у Иосифа Флавия. Наш Сами, сам из местных, признаётся, что, десятки раз водя экскурсии по этому маршруту, всякий раз восхищается увиденным, как будто в первый раз. Главным образом, этим вот деяниям скульптора – природы, сотворившей этакую красоту на стенах и сводах.

Теперь чуть о набатеях, что нам пригодится в дальнейшем. Одно из семитских племён, воинственное, как все кочевники, упоминаемое в Библии, известное с последних веков до нашей эры и исчезнувшее с горизонта где-то к III-IV веку новой эры. Одна из жён Ирода Великого, царя иудейского, была набатейкой. Сам он, строитель Кейсарии и ещё многого-многого, надеялся войти в историю как великий строитель, знаменит больше избиением младенцев, и имя его стало нарицательным. Так одно злодеяние способно перечеркнуть все былые заслуги (ещё Карамзин отметил: история злопамятней людей, жаль, никто из правителей об этом не задумывается). Сын его, тетрарх Ирод Антипа, тоже был женат на дочери набатейского царя Ареты IV, с которой после развёлся, женившись на Иродиаде (отняв её у брата), и получил войну с царём набатеи, которую проиграл. Тут ещё и страсть его к падчерице Саломее, из-за которой лишился головы Иоанн Предтеча. Иудейские страсти, да и только («Матильда» отдыхает).

О чём всё это говорит? Что да, набатеи в древности были богаты и влиятельны. Но служит ли это доказательством, что именно они вырезали в отвесной скале этот сорокаметровый дворец Аль-Хазну (Сокровищницу), который ослепляет сразу после сумерек каньона? После первого «ах!» так и рвётся из души восхищённое: ну, и мастера же рукодельники эти набатеи! Но тут же говоришь себе «стоп!». Кто они такие и откуда у них столь мастерское владение техникой монументального строительства, да не просто возведения античных храмов, а вырубания оных в скальной толще (хоть песчаник и податливей гранита, тем не менее)? Представить, что кочевники вдруг осели на одном месте, взялись изучать каноны античного антаблемента и коринфского ордера капителей, что руки их, знавшие лишь копьё и узду, вдруг навыкли держать скарпель с киянкой, это всё равно, как представить нынешних бедуинов, которым отдан на откуп весь туристический «сервис» в пустыне (и никому кроме них), что они оставят своих коз и свой прибыльный бизнес – катание на ослах и верблюдах за 10 динаров – и возьмутся за монументальную живопись и архитектуру, когда они и простой школьной грамотой овладеть не желают. Скорее уж примешь версию, что все эти храмы строили не люди, а духи. И ведь, действительно, кто ж тут развлекался с этими скалами? Поверхность многих отвесных горных плит – от трех до десяти метров, – нарезанных под линейку, тщательно выглажена, на них видны выпуклые параллельные шовчики будущих фризов, кое-где даже начато и брошено высекание грандиозных порталов… Вряд ли тотальную эвакуацию всего населения можно объяснить простым землетрясением.

Как совершенно необъяснима и утилитарная составляющая этих грандиозных сооружений – потратить столько усилий на возведение фасада той же Аль-Хазны (38 на 25 метров), за которым – всего-то маленькая комнатка. Шик декорации, за которой пшик. Ну, не ради же будущих туристов или чтобы назвали очередным чудом света создавалась эта красота? Объяснения нет как нет.

О МНЕНИЯХ, СОМНЕНИЯХ И МИФАХ

Да, я очарован Петрой, и мы вполне можем оценить не только эстетический эффект, но и подвиг древних камнетёсов как таковой, то есть процесс. Ведь когда город «открыли» после веков забвения, верхняя часть третьей колонны слева отвалилась (вследствие землетрясения). И вставить её на место, даже используя механизмы, оказалось целой проблемой: чуть-чуть просчитались с высотой - и пришлось подрубать выемку в архитраве. Но если особо не приглядываться, то эта рана почти незаметна.

Правда, то, что называют городом Петра, я бы всё же взял в кавычки (и если уж город, то, скорее, город мёртвых, который оживляют ныне, конечно, нескончаемые потоки туристов со всего света да скачущие туда-обратно бедуинские повозки, в основном, везущие вверх к выходу усталых гостей после четырёх с половиной километрового марш-броска под горку). Да, тут по обе стороны слева и справа от дороги, уже после каньона – пещеры в несколько ярусов, почти такие же, как у ессеев, где они прятали первые христианские рукописи на Мертвом море. Но есть ещё справа от мощёнки какие-то храмы и монастыри с аркадами и резными порталами на уступах гор и некие усыпальницы (хоть нигде вроде костей-то не обнаружено). В этих храмах, прорезанных в горной толще во времена крестоносцев, есть орнаменты и мозаика – тоже ведь не рыцари вытёсывали и выкладывали, понятно: их задача - Иерусалим освобождать да святой Грааль отбивать у неверных. Послушники монахи ещё могли поучаствовать в строительстве – отсекая лишнее, под руководством мастеров, вынося породу. Тут уж никаких набатеев нету. А камнетёсов и художников каждое время рождает своих…

Слева от дороги виден полукруг амфитеатра (на три тысячи мест) с просцениумом, перед которым кладка из известковых блоков с колоннами времён римского присутствия. Совсем иная архитектура. Как и выложенные плитами террасы чисто римского храма на холме: с мраморными колоннами, составными из нескольких «чурбачков». Столько всего перемешано в этом городе! Петра – настоящая визитная карточка Иордании, недаром на всех почти сувенирных магнитиках – Петра, Петра. А что ещё и показывать, кроме этой жемчужины Ближнего Востока, если страна на 90% состоит из пустынь...

Конечно, я очарован Розовым городом и готов говорить о нём ещё. Но добавлю последнее лишь – о строительстве загадочной Аль-Хазны. Кто-то из учёных двинул идею, что строили эту могучую декорацию исключительно сверху вниз. И теперь это мнение – общепринятое, повторяемое всеми. Но позвольте, почему? Ведь так строить нисколько не быстрее, об удобстве я вообще не говорю. Если нет леса для изготовления строительных лесов, куда логичней и технологичней начинать именно от земли. Штробится полоса на заданную глубину, под правилку, чтобы поймать створ основания колонн, очищают подошвы и первые метры колонных столбов, куда достанет рука, начинают скруглять их по окружности. А породу меж ними используют покуда для вырубки ступеней и рабочих площадок. Поднимаются всё выше, углубляя ступени по мере вгрызания в толщу скалы и постоянно «простреливая» и по створу, и по отвесу. Поднимаются одновременно по всем шести колоннам.

Знаете, как ткут ковер ручной выделки? 4-6 работниц садятся к станку плечом к плечу и ведут каждая свой фрагмент орнамента (который в голове с детства). Никто никого не обгоняет и не отстаёт: каждая знает, через сколько рядов красной нити начнётся зелёная и чёрная и сколько узелков в каждой линии. Нужно кому-то отлучиться по нужде – все разом останавливают работу: линию ломать нельзя. И так день за днём, от трёх до шести месяцев…

Работая на втором ярусе, над фронтоном, камнетёсы выбирают всю промежную породу подчистую, шлифуют колонны, высекают барельефы на бельведерах. Отсюда работы уже действительно ведутся плавно сверху вниз: вырезают орнамент фриза, подкрадываясь помалу к листьям аканфа на капителях – стоя на горизонтальной площадке у вершины стволов. А потом уже, метр за метром «обдирая кору» породы с этих стволов, опускаются ниже, перерубая ступени по мере продвижения вглубь скалы – до основной стены «здания» с барельефными изображениями всадников.

Только сперва же сюда нужно было забраться! А мастерам же ведь нужно ещё ежедневно спускаться и подниматься (никаких других лестниц тут нет). Опускаясь всё ниже по прорубленным вертикалям, избавляются от ненужных уже, отработавших ступеней и шлифуют колонны по периметру. Конечно же, работа на годы. А вот создавать анфиладу залов за порталом входа мастерам, похоже, уже не было нужды – для мавзолея довольно и пары зальчиков…

А туристов внутрь уже не пускают. Тут аборигены-бедуины держат в пещерах по ночам домашний скот, со всеми вытекающими последствиями. А ссориться с бедуинами король не рискует – уж и поселения им капитальные строят, а им шатры в пустыне куда милей.

Кстати, о пустынях, на которых всё же пытаются выращивать овощи и бахчевые, но в масштабах весьма скромных: вода – проблема проблем. После периода дождей (с ноября по март) сеют даже пшеницу. Но, в основном, конечно, больше импортируют. А для этого нужна валюта. И, по слухам, часть акабского порта уже продали Саудовской Аравии в обмен на нефтеносный участок. Примечательно, что на всю огромную Иорданию маленькая Акаба с её портом и 17 километрами прибрежной полосы – единственный выход к морю, она же и единственная курортная зона.

Но в туристской индустрии и пустыни используют по полной. Пустыня Вади Рам (Лунная долина) – яркий пример тому. Минивэн забирает нас в час дня от гостиницы «Бо риваж» (мнемонический приём для запоминания французского названия – «Боря ваш»), откуда мы каждое утро любуемся «Принцессой» – отелем на Эйлатском берегу залива, отвоевавшем себе пространство у скал. Оттуда три года назад, глядя на флаг Иордании, мы вовсе не помышляли когда-нибудь оказаться вблизи него, а вот, поди ж ты! В салоне нас восьмеро: молодая пара из Ханты-Мансийска, женщина с бойким второклассником из Москвы и мы, четверо из Малаховки. Ехать около часа всего: дорога хорошая, а по сторонам – безрадостные пустынные пейзажи с редкими палатками тех же бедуинов и стадами пасущихся верблюдов. И чем они тут питаются, эти бедолаги, где они отыскивают свою верблюжью колючку? Пересекаем узкоколейку, о которой никак нельзя умолчать – настоящая историческая достопримечательность.

Куда б вы ни ехали здесь (а это всегда к северу от Акабы), в стороне от шоссейки время от времени поблескивают рельсы Хиджазской ж/д – 452 км, через всю страну. И удивляет даже не то, что ей сто лет в обед (оказывается, даже больше, и строили её вовсе никакие не англичане, как говорили нам экскурсоводы, а турки при султане Абдулхамиде II аж с 1900 года – ничего-то они сами не знают дальше английского протектората). А она как-то же пережила и Первую мировую, и диверсии Лоуренса Аравийского, и даже во всеобщую современную нерентабельность выстояла – и нынче по ней всё ещё возят фосфаты к акабскому порту.

На границе пустыни пересаживаемся в кузов джипа-пикапа и трясёмся уже по пустынным тропинкам, прочь от асфальта, мимо последнего зеленеющего дерева – за рулём, понятно, бедуин. Действительно, вполне себе лунный пейзаж. Недаром тут снимались эпизоды «Марсианина» и «Звёздных войн». Некогда всё это было дном моря, а сейчас только эти вот бесконечные наросты песчаника, причудливо изъеденные смерчами – на радость тем же голливудским режиссёрам, – да барханы красного песка. Первая остановка – попить чаю в бедуинском ковчеге и – дальше к центру Вади Рам. Чем ближе к закату, тем ярче смена оттенков цвета у гор и их теней на песке. Есть тут, кстати, и свой малый каньон, но после большого, в Петре, он нам не так интересен. Да и времени отведено мало – нельзя опоздать к главному зрелищу, ради которого и сгрудились сюда десятки джипов с сотнями туристов на борту, вооружённых камерами и планшетами. Сейчас они обсели все-все вершины гор, что твой птичий базар на Командорских островах, не желая пропустить долгожданного апофеоза и ловя последние отблески падающего за гору светила…

Разом сгустилась темнота, но большинство не спешит спускаться на землю, их ещё ждёт последний акт шоу – жаркое из барашка, зажаренного бедуинами на костре. Мы же были среди первых на борту своего джипа и не глотали пыль впереди идущих машин. И снова пересели в комфортабельный «хюндай» и к ужину уже были в своём отеле.

На другой день мы возвращались в холодную Москву, унося в памяти и этот жар пустыни, и тепло Красного моря, и, главное, воспоминания. Прощайте, осенне-летние каникулы, нам было тепло с вами. Но в уютном маленьком аэропорту Акабы нам уже не верилось, что всё это было с нами.

В.Антонов