8-495-501-01-45 m5010145@yandex.ru
Жизнь поселка Безопасность Благоустройство Спорт Мы помним Персона Мнение Рецепты В Люберецком районе Новости Подмосковья
Малаховский вестник / Слова и Числа Малаховка

Новости района

В Химках прошел первый молодежный образовательный форум «PROрыв»Партия окажет главе государства поддержку и примет самое активное участие в его кампании, подчеркнул и.о. секретаря Генсовета Партии Андрей Турчак встретился с партийным активом подмосковной «Единой России»Депутат Мособлдумы Мазуров опроверг информацию о мальтийском гражданстве Состоялась XXII Отчетно-выборная Конференция Московского областного регионального отделения партии «Единая Россия»Известный политтехнолог провел лекцию для люберчан в рамках партпроекта «Гражданский университет»Прием граждан, приуроченный ко дню рождения Партии, состоялся в Люберцах В Люберцах прошла Конференция местного отделения партии «Единая Россия»Люберецкие молодогвардейцы провели отчетно-выборную конференциюВладимир Путин предложил меры, направленные на укрепление института семьиВ Люберцах прошла акция в рамках партпроекта «Единой России» «Безопасные дороги»В Люберецком театре кукол «Радуга» состоялась премьера спектакля в рамках партийного проекта «Единой России»VII конкурс региональных журналистов «Вместе в цифровое будущее»«Единая Россия» предложила упростить критерии для вхождения в реестр обманутых дольщиковДепутат Мособлдумы провёл приём в МалаховкеДепутаты Мособлдумы возьмут на контроль расселение 112 многоквартирных домовМолодежь из регионов пройдет стажировку у депутатов Госдумы от "Единой России"В Подмосковье состоится неделя приемов граждан, приуроченная ко дню рождения ПартииБрынцалов поручил разобраться в причинах отставания от графика капремонтаС Днём сотрудников органов внутренних дел!



Слова и Числа

Дата публикации: Пятница, 17 Ноября 2017
Рубрика: Мнение

Рэй Брэдбери для отечественного читателя — главное лицо американской фантастики. «451º по Фаренгейту» был написан в самом начале творческого пути писателя и стал его лучшим романом. Возможно, это вообще единственный роман Брэдбери в точном смысле этого слова. «Марсианские хроники», «Вино из одуванчиков», «Прощай, лето!» хоть и имеют статус романов, но, по сути, являются циклами рассказов, объединённых либо местом действия, либо фигурами главных героев.

Жанр «451º по Фаренгейту» определить непросто. У нас в стране этот роман воспринимался как научно-фантастический, но именно научной фантастики в нём немного. Автор показывает нам мир будущего, но никаких серьёзных научных или технических новаций в этом мире не обнаруживается. Исключение — гипертрофированный цветной телевизор, занимающий, в идеале, все стены комнаты. Наверное, в ситуации 1953 года - а именно тогда роман был написан, — это интересное эстетическое решение, но им автор в сфере технологий и ограничивается. Даже атомная бомбардировка в финале осуществляется авиацией, хотя «продвинутый» в этой сфере автор должен был знать о существовании ракет и сделать соответствующие выводы... Но все интересы Брэдбери в «451º по Фаренгейту» связаны не с техникой, а с человеческими отношениями. И, наверное, более точное определение жанра этого произведения — антиутопия.

Главной антиутопией ХХ века стал легендарный роман Джорджа Оруэлла «1984», появившийся на прилавках магазинов всего за четыре года до появления романа Брэдбери. И сравнения между двумя романами неизбежны. Впрочем, советские читатели получили такую возможность очень поздно — в конце «перестройки». Причины такого опоздания очевидны: «1984» имел антикоммунистическую направленность. Брэдбери, наоборот, рассказывает о перспективах западного общества. Картина оказывается несколько иной, но тоже неутешительной.

«451º по Фаренгейту» - это общество «массового потребления», существующего в ситуации жёсткой военной конфронтации. При этом неясно, является ли это государство Соединёнными Штатами Америки или одним из политических осколков этого государства; непонятно, и с кем воюют. Контекст 1953 года неизбежно перемещал возможного противника за океан, но в сегодняшних, менее однозначных, реалиях можно предполагать, что действительный враг значительно ближе к месту действия и гибель этого мегаполиса становится следствием местных, североамериканских разборок. Впрочем, этот исторический эпизод самого автора интересует не сильно; для него намного важнее то, что было до ядерного удара, и то, что будет позже.

Общество потребления — это общество тотальной стандартизации. Стандартизируется всё: вещи, услуги, потребности, язык, переживания. Итогом этого процесса становится появление безусловно стандартных личностей. Усреднённость и сопутствующие ей банальность и скука заполняют собою всю атмосферу города.

Брэдбери указывает причину возникновения подобных ситуаций: интересы экономического производства, требующие создания определённого типа потребителя. Надстройкой над «экономическим базисом» оказывается идеология, непрерывно и настойчиво внедряющая культ стандарта в общественное сознание. Но то, что оказывается удобным для производственных корпораций, оборачивается рядом серьёзных проблем для личности: люди, соответствующие стандартам, оказываются не интересны ни себе, ни окружающим. Непрерывно работающие телевизионные стены создают иллюзию присутствия при каких-то значимых событиях, но внутри этой иллюзии — абсолютное одиночество и чувство бессмысленности существования. Примирение с одиночеством обеспечивает фармакология. Все жители города «сидят» на таблетках, по сути, выполняющих в романе функцию наркотиков. Формально - это успокоительные средства, но, как выясняется по ходу действия, главный герой романа, например, не помнит, когда и при каких обстоятельствах он познакомился со своей женой; его жена обладает ещё большими провалами в памяти. Таблетки сужают сознание, погружая его в ситуацию пассивного, холодного созерцания телевизионных «картинок» и не требуя от него какой-либо реакции на происходящее.

Модель социального устройства, изображённая в романе, является тоталитарной моделью. И это отнюдь не «красный тоталитаризм», ставший пугалом для многих поколений на Западе. Наоборот, Брэдбери показывает общество, органично выросшее именно из западной экономической модели. Более того, такой тип тоталитаризма оказывается более совершенным и эффективным, чем тот, что изображён в «1984» Оруэлла. В оруэлловской антиутопии власть всегда вынуждена прибегать к внешнему насилию. Но такое насилие способно контролировать действие человека, но не способно в полной мере управлять его мыслями и желаниями. Тоталитаризм, основанный на культе массового потребления, значительно лучше справляется с этой задачей. Он не столько подавляет, сколько манипулирует. И итогом таких манипуляций становится возникновение стандартного, безусловно лояльного режиму типа личности. Брэдбери показывает, что фашизм не обязательно должен иметь открыто репрессивный облик. Гораздо вероятнее, что он проявляется в либеральных, внешне демократических формах, когда под лозунгами о демократии и свободе создаётся фабрика по производству людей-машин. Специфичность «451º по Фаренгейту» в том, что здесь экономическое манипулирование сочетается с фармакологическим; медикаментозные средства выполняют в рамках этой модели не менее важные функции, чем средства экономические.

Альтернативу царству стандарта Брэдбери видит в прошлом, которое опознаётся им как Культура книги. С учётом того, что время создания романа совпало с бурным развитием генетики, вполне уместно определить книги (тексты) как «генетический код культуры». Книга сохраняет и создаёт. Она сохраняет прошлое в настоящем и, в то же время, индивидуализирует сознание читателя, и в этом контексте Слово противостоит Числу. Где пребывает Слово — там подлинная реальность, уникальная и неповторимая; там, где правит число, утверждаются стандарты безликости, усреднённости и безразличия. Власть в романе осознаёт опасность, исходящую от прошлого, и применяет открытые репрессии к тем, кто пытается сохранить книги. Сама эта идея выглядит искусственной: постсоветская история подсказывает, что совсем не нужно прибегать к насилию для того, чтобы люди перестали считать чтение своей внутренней потребностью. Тем не менее, именно эта идея и является структурным основанием всей сюжетной линии романа. Главный герой повествования Гай Монтэг - пожарный. Но задача таких пожарных — не борьба с огнём (в начале книги Монтэг искренне удивляется мысли, что в прошлом дома могли гореть), а его разжигание. Они жгут книги, попутно сжигая и дома их неудачливых владельцев... Но главный герой романа оказался не на своём месте. Вместо сожжения книг он начинает их спасать. А далее... Монтега спасает случайность и военная катастрофа. Он ускользает от преследования и даже находит похожих на него диссидентов за пределами города. Память каждого из них хранит какой-либо текст, делая его носителя живым воплощением этого текста. Этим людям и предстоит осуществить возрождение исчезнувшей культуры на руинах общества стандартов. Начинается великое движение по послевоенным дорогам, основные перипетии которого читатель «451º по Фаренгейту» воспроизводит уже самостоятельно.

Послевоенные события романа очень похожи на раннюю историю христианства. В обоих случаях Весть передаётся в форме устного рассказа. Да и судьба самого Монтэга, гонителя «книжников», отчасти сходна с судьбой Савла, начавшего свой жизненный путь с организации гонения на христиан, а завершившего его уже в ранге Апостола.

Рэй Брэдбери, не будучи битником, относится к этому же поколению. Джон Керуак, главный голос бит-движения, моложе Брэдбери всего на два года. И многое в «451º по Фаренгейту» созвучно бит-культуре: страх перед ядерной войной, неприятие культуры потребления, тема наркотиков (таблеток), своеобразный культ движения. «Выйти из системы» и означает «навсегда оказаться в пути». Ситуация, вполне созвучная главной теме романа «В дороге» всё того же Керуака. Возможно, этот роман Брэдбери стал лучшим памятником поколению, от которого сегодня остались лишь единицы.

Историческим событиям часто сопутствует ирония. Свой ироничный привкус есть и у обстоятельств появления «451º по Фаренгейту». При всём своём пафосе отрицания культуры потребления роман этот впервые был напечатан в журнале «Playboy», являвшимся рупором такой культуры. И это весьма показательная ситуация для современных рыночных отношений. Культ потребления стремится превратить в товар всё, с чем сталкивается. И сам протест против этого культа также становится возможностью для получения прибыли.

С.Иванников