8-495-501-01-45 m5010145@yandex.ru
Жизнь поселка Безопасность Благоустройство Спорт Мы помним Персона Мнение Рецепты В Люберецком районе Новости Подмосковья
Малаховский вестник / Живёт такой человек Малаховка

Новости района

С Днём сотрудников органов внутренних дел!В микрорайоне «Красная горка» городского округа Люберцы могут появиться новые арт‑объект и пешеходная зона.В Подмосковье подвели итоги общественного интернет-голосования за благоустройство дворов в 2018 годуЛидия Антонова обсудила вопросы развития образования с директорами школ Люберец, Дзержинского и КотельниковXVII Съезд «Единой России» пройдет 22-23 декабряВ микрорайоне «Красная горка» открылось дополнительное помещение художественной школыНаграждение чемпионов мираОткрытие пекарской лаборатории состоялось в Краскове Люберецкого округаТурчак: Партия должна двигаться в сторону регионовАктивисты «Единой России» побывали на праздничном концерте «Россия объединяет» в ЛужникахГлава Люберец поздравил жителей с Днем народного единстваГлава Люберец поздравил со 100-летием труженицу тылаС Днём народного единства_В.ЖукСтроительство школы в МалаховкеЧлены и сторонники местного отделения партии «Единая Россия» приняли участие во всероссийской акции "Большой этнографический диктант»Игорь Коханый провел прием жителей в ЛюберцахПартпроект «Единой России» запускает акцию «Правовая помощь детям»«Единая Россия» проведет плановую ежегодную ротацию в региональных и первичных отделениях Городской фестиваль безопасностиЗаседание политсовета местного отделения «Единой России» состоялось в Люберцах



Живёт такой человек

Дата публикации: Суббота, 07 Октября 2017
Рубрика: Персона

Мы встретились с Людмилой Алексеевной Гусаровой накануне Дня учителя. Как оказалось, совсем не случайно. Вся её жизнь тесным образом связана с педагогической деятельностью — 53 года стажа! Как живётся заслуженному и скромному человеку сегодня, под сенью малаховской природы? Об этом она расскажет сама, а заодно - о тех прекрасных людях, которые окружали её на протяжении жизни.

Родилась наша героиня в 1935 году в Москве на Зубовском бульваре. Детство и юность прошли в доходном доме, в коммунальной квартире. В шестикомнатной коммуналке она прожила 25 лет. Это была трудная жизнь. Уже после здесь ютились 27 человек, в каждой комнате — по три поколения. «Но это были удивительные люди! Те, кто пережил войну, так ценили жизнь, дружбу! Они все друг другу помогали, вместе следили за детьми. Уже следующее поколение сильно отличалось от них», - рассказывает Людмила Алексеевна.

«Дед был питерским рабочим Гознака. Когда правительство переехало в Москву, за ним отправились и важные предприятия. Квалифицированных рабочих расселили по коммуналкам. Зубовский бульвар (нечётная сторона) был заселён работниками Гознака. Они все были малограмотные люди из разных городов. В квартиру на Зубовском дед поселился самым первым в 1919 году. Был голод, холод... Туда он привёз семью. Когда отцу исполнилось 13 лет, ему выделили отдельную шестиметровую комнату. Это была кладовая между туалетом и кухней. В ней он и жил, до конца. Для него это было счастьем — отдельная комната! В ней даже был паркетный пол. Когда отец Алексей Петрович Володин женился, они поселились в этой кладовой уже молодой семьёй».

История женитьбы родителей Людмилы Алексеевны довольно необычна. Алексей Петрович практически выкрал её маму Марию Константиновну, так как отец собирался выдать её замуж, продав за калым. То была татарская семья, где сильны были старинные традиции. Жили они на Красной Пресне. Дед по маминой линии, Джаля, был московским дворником. А бабушка работала санитаркой в Краснопресненской больнице. Мария плакала, когда узнала о том, на какую горькую долю обрекает её отец. Она была малограмотной (всего 6 классов), но очень гордой женщиной. «Она, конечно, воспротивилась воле отца. Тогда он запер её дома. Но мама уже работала в Удельной. Там и познакомилась с Алексеем Петровичем Володиным. Он узнал о её ситуации и сказал: «Выходи за меня!». Паспорт мамин был на работе. В её семье было очень много детей. За всеми не уследишь. Ночью мама прокралась на первый этаж и вылезла в окно. А папа её уже ждал. Так они и убежали вместе. Поженились и поселились в той самой шестиметровой комнатке-кладовке. Когда я родилась, даже положить меня было некуда. Спала в тазу вместо кроватки. Детство было очень трудным, не было элементарных вещей... Родители довольно скоро отдали меня в ясли ночные, потому что все работали. Надо было как-то выживать. Не знала, что такое ёлка, кукла... Переболела всеми детскими болезнями».

Потом началась война. Людмиле Алексеевне было тогда 5 лет. Она вспоминает о тяжёлом расставании с мамой: «В октябре был приказ об эвакуации детей. Мама уже работала в военном ведомстве. Она не могла уйти. Меня отправили на родину прадедов — в Серебряные пруды, к бабушкиной сестре. Это имение графа Шереметьева. Там находился лесной посёлок, где жили люди, которые обслуживали лес. Прямо на опушке стояло семь домов. Природа изумительная, каскадные пруды! За всем этим следили, пруды чистили, всё сохраняли. Матрёна Яковлевна (бабушкина сестра) меня приютила. Осенью 41-го в село пришли немцы. В нашей избе поселился один их них. Я была любопытная. Он гонял вшей, мне было интересно. Ему, видно, стало стыдно. Он меня прогоняет, а я не ухожу. Тогда он вытащил пистолет и направил на меня. Вот тут я испугалась по-настоящему. Спряталась на печке и больше не вылезала. Когда пришли наши войска и окружили посёлок, немцы выстроили нас (детей и женщин) живым щитом. Я промёрзла насквозь».

Не до конца понимая реальную угрозу жизни, маленькая городская девочка в тонком пальтишке и ношеных башмаках думала только о холоде. И этот холод преследует её всю жизнь. Село отбили, детей спасли. Соседка-проводница отвезла девочку домой, в Москву. Так закончилась для неё эвакуация. Практически всю войну она провела в Москве. «Окно нашей комнаты выходило на набережную. Был виден Крымский мост, который стоял, укрытый от бомбёжек. Но бомбы всё равно летели и взрывались очень близко. В нашем доме не было ни одного стекла. Было ужасно холодно. Затыкали оконные проёмы, чем попало. В результате, было не только холодно, но и темно. Я до сих пор боюсь холода».

Отец Людмилы погиб в 1943 году. Мама так и не вышла замуж. Всю себя она посвятила дочери. «Мама всегда говорила: «Учись доченька! Как плохо быть малограмотной!» И я училась всю жизнь. Окончила 40-ю школу в Тёплом переулке, с отличием окончила педучилище (оно располагалось на Садово-Самотёчной), потом был пединститут, но уже вечерний. Ведь мама работала много и тяжело, чтобы дать мне образование. Я уже была совсем взрослой и должна была работать, чтобы помогать маме. Поэтому устроилась в детский садик и вечером посещала занятия в институте. Мама подрабатывала, по выходным убирала в обеспеченных семьях на Фрунзенской набережной. Там, в основном, жили работники КГБ».

О своём раннем замужестве наша героиня вспоминает с горечью. Она ещё была студенткой училища, когда познакомилась с будущим мужем. А как только начались каникулы, покинула Москву. «Это была романтика: в 1956 году я вышла замуж за рижанина. Другая республика, взморье... А я прежде никогда нигде не была. Для меня это было экзотикой. Но реальность оказалась далека от моих представлений. Мы уехали в Ригу. Русских там селили на Московас (Московской улице). Жили в тяжелейших условиях, без всяких удобств, вместо туалета — дырка в полу. А я, хотя и жила в тесной комнатке в коммуналке, но к удобствам всё же была приучена. Из Риги уехала, не прожив с мужем и трёх месяцев. Он оказался совсем другим человеком, чем я представляла. Я была уже в положении. А он не хотел детей, делал всё, чтобы я потеряла ребёнка. Когда мама приехала меня встречать на Рижский вокзал — заплакала, такая я была худая и измождённая. Вернулась я в нашу шестиметровку. Там родился сын. Жить втроём было сложно. Мама посвятила себя воспитанию внука, баловала его».

10 декабря 1961 года Людмила Алексеевна с мамой и сыном переехали на Фрунзенскую набережную. Тоже в коммуналку, но теперь они поселились в комнате, где было 20 метров! «Первую коммуналку, в которой прошли 25 лет, вспоминаю только добром. Там все помогали. Новая соседка была репрессированная. Самым страшным, как она вспоминала, была «Бутырка». Там в одной камере - по 30 человек. Сначала репрессировали её мужа, музыканта Большого театра. Затем пришли и за ней». Как её освободили, Людмила Алексеевна не знает. Говорит, что работала она всю жизнь бухгалтером и была очень скрытной. В этой коммуналке, на Фрунзенской, семья Гусаровой прожила 31 год. «Детсад, в котором я работала, располагался на 3-й Фрунзенской. Так увлеклась этой работой! Взяла ребятишек, учила их, делала много больше, чем тогда требовалось. И довела их до самого выпуска. А школа, в которую пошли мои ребятишки, тоже была рядом, можно было за ними наблюдать. В этой начальной школе преподавала моя одноклассница».

Жилось по-прежнему тяжело. Нужно было подрабатывать. «Наша соседка была знакома со многими людьми искусства. Она и познакомила нас с художником Павлом Дмитриевичем Кориным, который, может быть, знаете, оформлял станцию метро «Комсомольская». К нему я устроилась убирать квартиру, а она у них - 100 кв.м. Так и жила: один день работала в саду, вечером - в институт; на другой день с утра - к Кориным, потом - в библиотеку. Платили по 2 рубля. Но он был очень хороший человек. Когда ему дали государственную премию, выписал на меня пропуск в Кремль, я присутствовала при награждении. Там я видела Маршака, Чюрлёниса и Айтматова. А потом Павел Дмитриевич пригласил меня к ним домой в качестве гостя на празднование. Там тоже было много интересных людей. Я сидела разинув рот. А ещё у нас был Политехнический! Мы так всё это любили, я же ведь шестидесятница!»

Учиться Людмила Алексеевна не прекращала. Окончила Ленинский пединститут с отличием. Но был ещё потенциал, было стремление сделать больше, больше узнать... «Моя подруга Нина, с которой мы вместе учились, была шустрая и живая. Мы были ярые комсомолки и общественницы. Она вышла замуж за сына профессора, хотя сама была из рабочей семьи. Но в новой семье её очень хорошо приняли. А потом мы подружились с этим профессором. Он нас и подтолкнул к поступлению в аспирантуру. Он был заведующим кафедрой в МОПИ. Мы сдали у него экзамены и поступили. Тогда было время борьбы с религией. На кафедру требовались атеисты, которые бы читали лекции по теме. Мне сказали, бери отпуск и готовь материал по атеизму. Сидела в Ленинке с утра и до закрытия. Подготовилась и начала работать. А что было делать?»

Людмила Алексеевна много читала. И сейчас у неё на столе «Литературная газета». Но атеизм был факультативом, общественной нагрузкой. С лекциями по атеизму ездила по предприятиям. Основной специальностью стало преподавание философии. «После аспирантуры меня пригласили в МИЭМ (Московский институт электронного машиностроения). Я там работала 40 лет с 72-го года. Это был прекрасный институт. Читала философию. Всегда без бумажки, всегда разные вариации. Студенты ко мне ходили. Несмотря на то, что вуз был техническим».

Тот год, когда она перешла работать в новый институт, был особенно трудным — не стало мамы. «Она умерла в 58 лет. Это была страшная потеря для меня. Самый близкий на свете человек ушёл. Представляете?» Помогла работа — нужно было чем-то заниматься.

Со своим вторым мужем, Альбертом Васильевичем Деевым, познакомилась в начале 70-х. «С 75-го года жили уже одной семьёй. Дружно жили, хорошо. Кстати, многое в этом доме сделано его руками. Сарай строили вместе с моим сыном». Альберт Васильевич был учителем истории в школе. Жить в коммуналке было уже совсем трудно. Сын подрастал. «На выходные уезжали в комнату к Альберту Васильевичу в Люберцы. Параллельно искали обмен. Так и нашли этот уголок — часть дома в Малаховке. Здесь уже жили постоянно. Это был первый собственный дом — не коммуналка, а своё отдельное жильё». В московской квартире теперь живёт сын Алексей со своей семьёй.

Семья Людмилы Алексеевны переехала в малаховский дом в 77-м. С соседями (дом поделён на четыре части) отношения сложились нормальные, человеческие. Только один постоянно ставил палки в колёса. И всё же Людмила Алексеевна с мужем пристроили кухню и террасу к той единственной комнате, которая была в их распоряжении. А ещё был свой садик, который вместе возделывали на крохотном участке в 2,66 кв.м.

Альберт Васильевич был инвалидом: в детстве играли в поле с мальчишками и нашли фугас. Ранение оказалось серьёзным. Но оно не помешало ему учиться и стать учителем, как многие в его семье. «Ещё до нашего знакомства муж увлекался музыкой. Сам он из Люберец, но Малаховку знал хорошо. В Летнем парке на танцплощадке играл в составе оркестра на трубе». В конце жизни он много болел. Пережил несколько инфарктов. Людмила Алексеевна выхаживала его. Когда он умер в 1989 году, она была в тяжелейшем состоянии. «С тех пор — одна. Но этой квартирой дорожу, она ведь отдельная!»

Сын помогает. Но он много работает, она старается его не беспокоить. У Людмилы Алексеевны два внука, о которых она рассказывает с придыханием. Оба спортсмены, имеют медали, участвуют в соревнованиях по современным танцам.

Сегодня Людмилу Алексеевну третируют соседи. Создают невыносимые условия жизни, мешают спать по ночам, да много чего ещё делают по мелочам. По словам пенсионерки, они мечтают прибрать к рукам её участок. Трудно сказать, чего в действительности они добиваются. Но хамству, в её 81 год, противостоять трудно. А ведь надо-то ей совсем немного: чтобы её крошечный участок и дальше радовал глаз, чтобы лавочка посредине стояла, как прежде - ещё при муже. Как она одна со всем этим справляется, трудно даже представить. Ровный, подстриженный газон, мощёная дорожка, плодовые деревья и декоративные кусты, клумбы с цветами. Всё чисто и аккуратно. И где только силы берутся! Ведь передвигается Людмила Алексеевна с трудом, при помощи палочки. И всё же... Это превратилось в жизненный принцип: «Пока есть силы, я всё делаю сама!»

Т.Антонова